Давид (bolivar_s) wrote in 16_century_ru,
Давид
bolivar_s
16_century_ru

Бабур -завоеватель.


Айрат Латыпов.

Великий Могол Бабур – завоеватель, правитель, поэт.

Этот человек вошёл во всемирную историю как основатель крупнейшей в XVI—XVIII веках державы на территории Индии и Афганистана — Могольской империи. Могольской эта империя называлась потому, что создатель её был внуком Тамерлана, который, в свою очередь, был дальним потомком Чингисхана — то есть монголом. Великими Моголами называется династия, начало которой положил этот человек. Имя его — Бабур.

 

Бабур означает "лев". А изначальным именем было Захиреддин Мухаммед. Родился в 1483 году, умер в 1530-м, немного не дожив до 48-летнего возраста. По современным понятиям мало. Но сам он в последние свои годы испытывал усталость, уныние, часто говорил, что ему надоела власть и душа его хочет уединения. К тому же Бабур тосковал по родным местам.
Места эти — Фергана, в семье правителя которой Омара Шейх-мирзы он появился на свет. Детство прошло в Андижане. Здесь он получил хорошее образование, здесь в нём пробудилась любовь к поэзии, здесь он был счастлив, но поймёт это много лет спустя и вдалеке от родного края. "Фиалки так прекрасны в Фергане, — напишет он в знаменитой книге о своей жизни и своём времени "Бабур-наме", — там множество тюльпанов и роз"…
"Бабур был одним из самых культурных и обаятельных людей, какие только существовали", — уверяет будущий премьер-министр Индии Джавахарлал Неру свою юную дочь Индиру, тоже будущего премьер-министра этой страны, в одном из писем ей из тюрьмы, которые составили знаменитую книгу "Взгляд на всемирную историю".
Но здесь к месту напомнить, что потомок чингизидов унаследовал от своих предков уверенность в себе, честолюбие и, наконец, способности военачальника. Это рано пригодилось ему, ибо ещё мальчиком одиннадцати лет после смерти отца он стал правителем Ферганы.
Престол его был шатким. Расшатывали его междоусобицы. Султанам, ханам, бекам, коих в XV—XVI веках в феодальной Южной Азии было пруд пруди, хотелось отхватить что-нибудь у соседей, кого-нибудь подчинить, особенно же хотелось просто налететь с войском и ограбить. Бабур не был исключением.
Ообычное в то время дело — против него выступил родной брат и Ферганский удел пришлось поделить на два владения. А когда двое ссорятся, побеждает третий: воспользовавшись распрями, властитель кочевых узбеков Шейбани-хан стал брать город за городом, включая и Самарканд. Бабур отбил его, но продержался недолго. После тяжёлой осады, из-за которой начался голод и "жители не брезговали есть собачье мясо, а собаки человечье", он оставил город и бежал в Ташкент. Здесь он пытается сколотить союз против Шейбани-хана, но из-за предательств нескольких местных князьков терпит провал. Вновь разбитый, бросается в Афганистан — здесь княжеством Герат правит соплеменник-тимурид, и это — надежда вернуть свою вотчину. Однако в Афганистане тоже царит разброд. Надежда Бабура на возвращение домой не оправдалась. И в 1504 году он… захватывает власть в Кабуле. Ему в это время 21 год. Что делать дальше? Спустя годы в своей книге "Бабур-наме" он напишет, что уже тогда ему в голову пришёл замысел покорить Индию — ни больше и ни меньше! Но, вспоминает он, "иногда этому препятствовало скудоумие беков, а иногда отсутствие поддержки со стороны родичей. Восемь лет, до 1512 года, тая главный замысел своей жизни, Бабур безуспешно пытается вернуть Бухару и Самарканд и лишь через 15 лет наконец приводит свой замысел в действие — с 1519 года он совершает набег за набегом на Индию. Набеги дают огромную добычу. Но разве это нужно уже зрелому и опытному 36-летнему Бабуру…
Тайная мечта, идефикс всей его жизни жжёт разум и сердце, и он ждёт своего часа. Всё решили обстоятельства. Заклятый враг Бабура Шейбани-хан затеял поход на афганские земли. К нему примкнули среднеазиатские владыки. Устоять против такой силы из-за раздоров афганских племён было невозможно. "Я остался один в Кабуле, враг весьма силён, а мы очень слабы, — говорит Бабур приближённым. — Имея столь сильного и могущественного противника, мы должны найти для себя какое-нибудь место; пока есть время и возможность, нам надо уйти подальше от такого мощного и грозного врага. Следует направиться либо в Бадахшан, либо в Хиндустан". Вернуться назад, в Бадахшан, нет никакой возможности — это погибель. Остаётся Индия. Так просто иногда зачинаются исторические события мировой значимости.
А вот как они разворачиваются.
В то время на троне в Дели сидел султан Ибрахим Лоди. Когда-то несокрушимый Делийский султанат уже стал жалкими обломками и Ибрахим Лоди был как раз подстать им. Он был жесток и нетерпим и потому не имел в своём окружении сторонников. И вот это окружение решает… позвать Бабура, знакомого по своим набегам на северо-индийские земли. Предполагалось, что он поможет свергнуть султана и награбленная добыча станет ему достаточным вознаграждением за это. Один из местных властителей Доулат Хан, а также влиятельный военачальник князь Рана Санграм вступают в заговор с Бабуром. Знали бы они-ведали о его давней мечте!
В "Бабур-наме" её автор вспоминает, что захватив Пенджаб, он "поставил ногу в стремя решимости, взял в руки поводья упования на Бога и пошёл на султана Ибрахима".
Историки утверждают, что это была авантюра. Правда, XVI век был едва ли не повсюду благосклонен к авантюристам. Разбойники, которых ждали петля или плаха, отпрыски обедневших родов шли в конквистадоры и "брали на шпагу" богатейшие государства Нового Света. Да что Новый Свет: удачливость и отвага вознесли властителя маленькой Наварры на трон Франции! Бабур был сыном XVI века.
Главное сражение произошло к северо-западу от Дели 21 апреля 1526 года. Два месяца и одну неделю назад Бабуру исполнилось 43 года. Пора: сейчас или никогда! Армия султана насчитывает около 100 тысяч, армия Бабура примерно 10-12 тысяч. В Индии, особенно на Юге, как свидетельствовал Афанасий Никитин, огнестрельное оружие использовалось уже около ста лет, но никудышный полководец Ибрахим пренебрегал им и надеялся смять Бабура напором мощной конницы. Однако последний применил старый тюркский приём: связал повозки кожаными ремнями и из-за них, прикрывшись щитами, его воины должны были давать залпы по налетающей коннице противника, только, в отличие от предков, не из луков, а из ружей. К тому же у Бабура были хорошая артиллерия и слаженный отряд аркебузиров. Сражение закончилось разгромом войска делийского султана и его собственной гибелью. Путь на Агру и Дели был открыт.
Зазвавший Бабура военачальник князь Рана Санграм и его сообщники спохватились и, срочно сколотив союз местных правителей, составили огромную армию. Сподвижники "гостя" дрогнули и стали уговаривать Бабура вернуться домой, ибо "следует довольствоваться той милостью Аллаха, которую он ниспослал". К тому же неизбежное поражение предсказал придворный астролог. Но кто из них мог знать, что для Бабура это был звёздный час и он ни за что не мог отступить от главной цели своей жизни, ибо до неё оставалось — протянуть рукой. Он любил вино, но в этот критический момент разбил все свои винные кубки и дал обет больше не пить.
Бабур разгромил войска Раны Санграма. Обет не злоупотреблять вином исполнил. Теперь были все возможности захватить территории Северной и Центральной Индии, сделать своими вассалами феодалов восточной части долины Ганга. Так был заложен фундамент империи Великих Моголов.
Однако жить и править империей Бабуру было отведено судьбой лишь четыре года. Впереди были ещё сражения и сражения, труды по созданию налоговой и административной системы. В Агре он заложил великолепную столицу.
Рядом с дворцом Бабура был разбит сад Заравшан. И название, и облик его выдавали глубокую тоску по родным местам.
Мечта сбылась: он — создатель и правитель огромного государства, могуч, богат, его превозносят, перед ним преклоняются. А счастья нет…
Дочь Бабура Гульбадан в интереснейших записках (редчайший в пору средневековья пример летописца-женщины) свидетельствует, что он всё чаще и чаще стремился к уединению.
Его надломила смерть сына Алвара. За ней последовала тяжёлая болезнь другого сына — Хумаюна. Бабур молил Бога взять его жизнь в обмен на жизнь сына. Хумаюн выздоровел, а через несколько дней заразившийся от него основатель империи умер.
Его похоронили близ Агры, а позже перенесли останки в Кабул. Там он покоится в саду, наконец-то вернувшись к цветам, по которым так тосковал многие годы. На могиле посадили пряное растение райхон, которое он особенно любил, потому что оно напоминало ему о родном крае и о детстве…

По мнению знатоков, среди тюркоязычных поэтов своей эпохи Бабур уступает лишь гениальному Алишеру Навои. Книга "Бабур-наме" вошла в сокровищницу мировой культуры как великолепный образец прозы и ценный исторический источник. Творческое наследие этого человека нетленно. Ну а заложенная им империя?
Перед смертью Бабур по обычаю разделил свои владения между сыновьями. Индия досталась Хумаюну. Но братья не были дружны, а Хумаюн не унаследовал от отца ни отваги, ни талантов, ни, наконец, везения. Взбунтовавшиеся феодалы во главе с Шер Ханом разбили войска Хумаюна, многие из приближённых наследника Бабура переметнулись на сторону врага. Хумаюн бежал в Иран, а его противник вошёл в Дели. Власть могольской династии прервалась почти на пятнадцать лет.
Потом она восстановится. Впишут свои имена в историю — весьма по-разному — внук Бабура Акбар, взошедший на престол в 1556 году и правивший Индией почти 50 лет, расширивший пределы империи, но более всего прославившийся покровительством наукам и искусствам; Аурентзит, свергнувший в 1658 году своего отца, умертвивший брата, ещё более расширивший империю и принявший титул Алум Гир — "покоритель мира"; Алум II, при котором в 1788 году империей Великих Моголов завладели англичане, определив потомкам Бабура материальное содержание от британской короны; Багадур-хан, семнадцатый и последний могол, который в 1857 году в 90-летнем возрасте был провозглашён правителем восставшими против англичан индусами, по взятии колонизаторами Дели бежал в Рангун, где вскоре, в 1862 году, умер. Более всех среди потомков первого из моголов — Бабура почитается последний из них — Багадур-хан: под именем Сафар он писал стихи и по совершенству формы считается одним из самых выдающихся поэтов Индии…
Империи давно нет и следов от неё осталось не много. Поэзия выходцев из знаменитого рода моголов живёт. "Бывают странные сближенья", — поражался Александр Сергеевич Пушкин. Первый и последний в долгом ряду правителей, жестокая власть и поэзия… Богат Восток великими причудами.

http://www.tatmir.ru/article.shtml?article=338&section=0&heading=57


 

 


  • Post a new comment

    Error

    default userpic
  • 0 comments